ПРОВОЗВЕСТНИКИ КИНО

Между 1851 и 1880 годами в фотографии не произошло технической революции, но некоторые изыскания уже подготавливали ее, а с другой стороны, ранее известные процессы были доведены до совершенства.
В частности, около 1860 года успех моментальных съемок, превратившихся в сложную, но часто осуществляемую фотографами операцию, перестал зависеть от случайных обстоятельств. Для получения относительно моментального снимка все еще требовалось около секунды, которой было достаточно для того, чтобы модель застыла в каком-либо положении. Благодаря этому стало понятно, что любое движение, как бы быстро оно ни осуществлялось, могло быть запечатлено на фотографии, о чем свидетельствуют следующие строчки, написанные в 1862 году:
«Движение вечно колеблемых ветром волн, мчащегося во весь опор экипажа, пожирающей пространство лошади, толкаемого паром корабля — все схвачено и воспроизведено в фотографии благодаря применению жидкого коллодия».provozvestniki_kino
Появилось понятие моментальности. Для нас оно столь обычно, что нам трудно понять всю новизну, которую оно представляло тогда. Наряду со съемкой, требующей выдержки, которая заставляла модель застывать в позах принужденных и неестественных, появилась моментальная съемка, которая могла схватить человека, животное или предмет в движении. До сих пор фотография передавала природу неподвижной. Теперь ей удалось воспроизвести жизнь.
Эта эволюция, естественно, подала мысль видоизменить проекционные аппараты, заменив в них снимки последовательно сменяющихся поз сериями моментальных снимков. Таким аппаратом явились зоотропическая камера, созданная Дюмоном в 1859 году, и камера с вращающимися объективами, придуманная Дюко де Ороном в 1862 году.
Камеры с вращающимися объективами похожи на зоотропы с линзами. Окошечки снабжены фотографическими объективами, а лента с картинками заменена серией чувствительных пластинок. Но камера приводилась в движение не непрерывным движением вертящейся ручки, а прерывисто, так как для каждого «мгновенного» снимка требовалась остановка на полсекунды для выдержки.
Дюмон, который в 1862 году со всей определенностью заявлял, что для кинематографических съемок нужно прерывающееся движение, с необычайным предвидением указывал на возможное применение своего аппарата:
«Мой аппарат позволит мне снимать людей в движении, которые будут воспроизведены во всех фазах их движения с тем интервалом во времени, который в действительности разделял эти фазы.
Таким образом, можно использовать серию изображений балерины, идущих солдат и т. п… или для удовольствия, или для обучения…
Это изобретение поможет всеобщему быстрому и практическому обучению во всех областях: естественных науках, промышленности, механике, ремеслах, военной стратегии».
Так он предсказывал некоторые сферы применения современного кино. Дюко де Орон в 1864 году идет еще дальше в своих предсказаниях, описывая аппарат, который он собирался изобрести и который, по-видимому, не был им выполнен:
«С помощью моего аппарата я смогу воспроизвести процессию, военный парад, перипетии сражения, народный праздник, театральные представления, движения и танцы одного или нескольких лиц, мимику и даже гримасы человеческого лица и т. п.; морские сцены, движение волн (впадение реки в море), бег облаков по грозовому небу (особенно в горах), картину жизни города, живописную местность, исторические места».
Таким образом, Дюко с потрясающей точностью перечисляет сюжеты, которые через сорок лет, то есть примерно в 1900 году, составят славу фильмов Эдисона, Люмьера или Патэ. Но изобретатель не ограничивается этим. Он предвидит еще некоторые из наиболее любопытных применений кино:
«С помощью моих аппаратов можно, кроме того, производить эффекты, весьма забавные и интересные, а именно:
1) Уплотнить в несколько мгновений процесс, который в действительности продолжается довольно долго. Например, рост деревьев, растений и всяческие чудеса растительного мира; переход от одного времени года к другому; постройка здания или даже целого города; изменение возраста какого-либо персонажа, рост бороды, волос и т. п.
2) И, наоборот, показывать замедленно такие превращения, которые в жизни бывают незаметны из-за быстроты, с которой они происходят.
3) Менять порядок происходящего, то есть начинать с конца и кончать началом.
4) Воспроизводить вращение светил и изменения, которые происходят на их поверхности (фазы луны, пятна на солнце и т. п.)».
Дюко предсказал здесь замедленную и ускоренную съемки, трюки (комбинированную съемку), астрокинематографию. Заметим, однако, что эти соображения, на полвека опередившие его время, — не просто плод воображения Дюко. Плато уж осуществил в первоначальном виде показ замедленный, убыстренный и показ в обратном направлении; всего этого он достиг в простом фенакистископе.
Дюко, Дюмон, Кук и некоторые их современники ясно представляли себе употребление своих изобретений. Горе их было в том, что фотографическая техника того времени не давала им возможности полностью использовать свои изобретения.
Изобретатели 1860 года разрешили проблему съемки, но только теоретически. Если они не сумели практически реализовать свои открытия, то только из-за отсталости техники.
Фотографы того времени работали по-семейному, с одним или двумя помощниками. Они сами изготовляли пластинки и бумагу и сами печатали негативы. Процесс производства был примитивен и осуществлялся вручную.
Это примитивное состояние фотопромышленности, обусловленное одновременно и низким уровнем развития технического процесса и зачаточным состоянием химической промышленности, все равно не дало бы Дюко возможности привести в действие свое изобретение, даже если бы он его осуществил.
Таким образом, медленное развитие техники и экономики препятствовали в ту эпоху практическому осуществлению съемок движущейся фотографии, которое уже предвидели ее замечательные пророки. Они доказали своими изысканиями и работами, что съемка возможна, но сложность и дороговизна применявшегося тогда в фотографии процесса делали съемки возможными только в качестве опытов субсидируемого ученого или как развлечение богатого любителя.
В последующее десятилетие, как мы увидим, появятся богатый любитель Лилэнд Стэнфорд и ученый Жюль Марэ.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.